Вверх страницы

Вниз страницы

Obliviate: Back into the past

Объявление











Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



in my veins

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://savepic.su/3580110.jpg

┿sept.2003  ┿children's story  ┿bast rowle|theo nott-jr

+1

2

I don't know where you're going
But do you got room for one more troubled soul?
I don't know where I'm going
But I don't think I'm coming home

http://savepic.su/3569715.gif


От научной работы Бастиана отвлекало все. Некоторое время он сидел, склонившись над полупустым пергаментом, затем вскакивал, ходил кругами по комнате, жевал листья мяты из шкафа с ингредиентами, смотрел в окно, потом вновь садился, брал перо… И ничего не происходило. Раздосадовано вздохнув, Басти свернул пергамент и бросил его на полку к остальным двум. Написание работ было неизбежным условием прохождения практики в Хогвартсе, и за учебный год их нужно было написать как минимум две. Бастиан икнул, подумав, как расстроятся родители, если он вылетит после первого же семестра за отлынивание от обязанностей.
В дверь вежливо постучали. Басти рассеянно глянул на часы, показывавшие четверть десятого, но бесстрашно открыл.
- Бастиан, мальчик мой, - восторженно забормотал профессор Слахгорн. «Мальчик» едва успел увернуться, чтобы тот не задел его плечом, вплывая в комнату. – Извини за поздний визит, но времени совершенно нет. На рассвете я отправляюсь в Хэмпшир, там… Впрочем, неважно, но дел там невпроворот, доложу я тебе! Я пришел, чтобы попросить тебя, мой дорогой, заменить меня на занятиях в четверг и пятницу. Сложного для тебя там ничего не будет, уверяю, - поспешно добавил Слахгорн, увидев, как практикант изменился в лице. – Учебный план, книги – все будет лежать в задней комнате кабинета. К тому же занятия будут только у старшекурсников, а ты, я уверен, помнишь программу шестой и седьмой ступени, не правда ли, Бастиан?
Бастиан помнил, поэтому ошарашено кивнул. Подождите… Седьмой курс?
- Вот и славно, чудно, - Слахгорн просиял и попятился, не дожидаясь лишних вопросов. – Тогда до встречи в понедельник, удачных тебе занятий!
- Но… Да, вам тоже удачи, но вы сказали… - попытался вставить хоть слово Басти, - да… До свидания.
***
На следующий день после обеда Бастиан расхаживал по задней комнате кабинета Зельеварения, нервно заламывая руки и уговаривая себя выйти. Занятия в первой половине дня прошли неплохо. Никто ничего не взорвал, не растворил и не выпил, ученики, пытавшиеся борзеть при виде тщедушного замещающего, к концу практических занятий окончательно увлеклись своими зельями, так что все шло по плану.
То, чего он боялся, было не связано с учебным процессом.
Индуктивным методом Бастиан вычислил, что юноша, с которым он как-то раз столкнулся в коридоре, классически рассыпав большую часть того, что нес в руках, а через день удерживал длительный зрительный контакт в кабинете Слахгорна, куда тот зашел что-то спросить, принадлежит к седьмому курсу Слизерина. Этот самый курс сидел за стенкой в кабинете, куда Бастиану предстояло войти.
Басти не мог похвастаться влюбчивостью или чем-то в этом роде, но он хорошо запомнил, как при первой же встрече с тем оригинальной наружности молодым человеком по телу бегал электрический ток. А ведь считалось, что электричество в Хогвартсе теряет силу.
Встряхнув руками, Басти прижал к себе стопку пергамента, имевшую отношение к седьмому курсу Слизерина, и, глубоко вздохнув, стремительно вошел в кабинет. Стоявший там гомон тут же прекратился, и два десятка оценивающих взглядов впились в бледную худощавую фигуру.
- Добрый день, - наотмашь произнес Басти, бросая документы на стол и поднимая глаза. – Меня зовут Бастиан Роули, я – ассистент профессора Слахгорна и сегодня и завтра буду замещать его на ваших занятиях.
Прямо за первой партой сидел он. Со своими резко очерченными скулами и темными бездонными глазами. Басти осекся, на пару мгновений потеряв ориентацию в пространстве, и попытался взять себя в руки:
- Вы… Последние пару недель вы… Эм, проходили технику безопасности и теорию, - Бастиан отвел взгляд и попытался выровнять голос, - Психических зелий. Сегодня ваше первое практическое занятие, и оно посвящено так называемому Клиу – зелью известности. К какому типу Психических зелий оно относится?
- Подчиняющим, - прокатилось по классу нестройное эхо.
- Верно, - Бастиан вышел из-за стола и, сцепив подрагивавшие руки в замок за спиной, медленно двинулся в сторону парт. – Знает ли кто-нибудь, какой компонент используется во всех без исключения Подчиняющих зельях?
- Слеза вампира, - донеслось справа посреди неловкой тишины. Басти опустил голову и посмотрел на сидевшего прямо перед ним юношу, сопровождавшего его во сне уже, пожалуй, с неделю.
- Да, - прошелестел Бастиан, снова потеряв себя в его лице, и крепко сжал маленький пузырек из темного стекла, стоявший на его парте. Он поднял руку повыше, чтобы все посмотрели на главный ингредиент. – Точно, - Басти прочистил горло, - без этого компонента Подчиняющее зелье работать не будет. Пять баллов Слизерину.
Лицо обдало жаром. Бастиан со стуком опустил пузырек на столешницу и вновь сцепил пальцы друг с другом.
- Я… Я бы хотел напомнить… Для начала. Эм, - Басти медленно моргнул. – Студентам запрещено изготавливать зелья где-либо кроме этого кабинета, а также выносить их отсюда, употреблять или давать другим под страхом исключения.
Бастиан вытащил палочку и стиснул ее так, что пальцы побелели.
- Пожалуйста, запишите рецепт и методику изготовления, - он взмахнул палочкой; на доске проявились буквы. – Пока вы записываете, я бы хотел рассказать вам об истории этого зелья, - Бастиан пошел вдоль ряда парт, физически ощущая напряжение, исходящее от первой. – Изобретенное в XI веке, оно является одним из старейших Психических зелий наряду с Приворотными. В связи с тем, что оно было запрещено практически сразу по появлении, рецептура изменилась мало, поэтому некоторые ингредиенты могут быть вам незнакомы. Кстати, - дойдя до начала ряда, Бастиан развернулся, и его вновь обдало жаром. – Красный буравчик - это острый на конце стебель бурого цвета – ядовит. Пожалуйста, не трогайте его руками, а, если уже потрогали, не касайтесь ничего и никого больше и обратитесь к мадам Помфри.
С задней парты послышались смешки.
- Я не шучу, - Басти устремил взгляд в конец класса. – Буравчик разъедает кожно-мышечные покровы до кости, как только вступит в реакцию с потом. В Больничном крыле ваши руки выдержат в специальном антидоте, после чего вы вернетесь на занятие.
Один из парней вскочил с места и направился к двери.
- Поэтому обратите, пожалуйста, внимание на лежащие на столах перчатки, - Басти услышал смешок с первой парты и почувствовал резкое потепление в животе, - я бы хотел, чтобы вы надели их, когда закончите писать.
Пронаблюдав за спешно покидавшим кабинет учеником, Бастиан усмехнулся уголком губ и продолжил:
- Как понятно из названия, Зелье известности было изобретено в Шотландии…

Отредактировано Thorfinn Rowle (2014-01-06 16:07:21)

+2

3

http://savepic.su/3662966.jpg


- Это просто идиотизм, - под нос. В мусорное ведро послана смятая страница.
- Может хватит уже?
- Нет, не хватит! – Рявкает.
Не нравится, вали спать в гостиную.
Зачем ему вообще было идти на седьмой курс? Глупость, кому нужно это образование? Бумажка! Знания-то доказываются практикой, никак не документами. Ваю все равно – это хорошо. Еще бы так же все равно было бы Нотту-старшему! Арр. Упертый.
   Тем не менее формула все строила из себя недотрогу. Тео уже прошерстил весь учебних расширенного курса трансфигурации и даже парочку специальных пособий, но все никак. Не идти же к МакГонагалл в самом-то деле. Все получится, получится. Нужно лишь остыть. Не заснуть сейчас.
   Филч умер. Говорят тихо, во сне. Лишь кошка его орала всю ту ночь. А потом так же тихо отошла на горбике земли, что покрыл его тело. Сейчас его заменял какой-то призрак. Но он был весь в себе, и выскользнуть из замка теперь не составляло труда. Нотт привык этим пользоваться.
**
У озера думалось просторнее, чем в душной каменной клетке-спальне. Этот сентябрь был сухим – нетипично для Хайленда, но не жаловаться же. У дальнего берега светились пару огоньков. Вероятно такие же полуночники, делающие домашнюю работу. Для иного-то свет вряд ли нужен. Теодор тихо хохотнул и вновь уткнулся носом в чертежи. Странно, но МакМиллан он сюда ни разу не приглашал. Даже не рассказывал о подобной привычке. Она была мила и послушна. Она устраивала его в той парадигме, в которою парень вписал ее еще год назад. Все были счаст…
- Черт, точно! – Хлопнул он себя, испачканной в росистой земле, ладонью по лбу.
Всего лишь надо было преломить линзовую дисперсию через настой Сосредоточенности и закрепить это все Loramentum’ом! Счастливый слизеринец быстро принялся строчить в тетради озарение, а через три с половиной минуты уже забылся пряным сном, свернувшись на лоскутах мха у старого клёна. Завтра трудный день – завтра эксперимент.
**
Тёмные круги под глазами были привычным явлением. Поверхность озера не щадила, показывала правду. Тео плеснул ледяной воды за шиворот и протянул руку перед собой. Завитки тумана принялись заигрывать с пальцами. Плеснул в лицо. Сон сбежал. Пора было идти на завтрак.
   От озера до замка две минуты. Выходит покурить не удастся, и так проспал. Но это все чушь, волшебник никогда не понимал зависимости магглов от никотина. Он просто любил нарушать правила. Вот и нарушит попозже, делов то.
- Привет, Люк, привет, Доминик.
Как же я вас терпеть не могу.
Ребекки еще нет. Соня.
   Поглощая овсянку с мёдом, редкостную гадость надо признать, Нотт услыхал над распатланной головой шум крыльев. Отодвинул на безопасное расстояние бокал с соком и принял на плечо чёрную сову.
- Привет, Мыша, - поздоровался он куда теплее, чем с «друзьями».
Сегодня посылка была от Вильгельма, что случалось довольно редко. Разворачивая осторожно – а вдруг яд, с него станется – парень обнаружил в коричневой бумаге странного вида засушенные цветы, похожие на оранжевый вереск.
«Это Расстник. Поищи о нем в книгах, а потом уже поблагодаришь. В.»
- Хмм.
Значит сначала библиотека, вдруг для эксперимента полезно будет. Расстник…Расстник…нет, определенно впредь не слышал.
Сегодня было три урока. Среднестатистический такой четверг. К ужину, может быть, он успеет даже отослать сову в Министерство с патентом. Так он мечтал на Древних Рунах. Отчего сделал две помарки, кляксу и перевел древнее темномагическое заклятие вместо рассказа о единорогах. Об этом же размышлял и на нумерологии. Там нечаянно подставил маггловское алгебраическое уравнение и обнаружил, по взгляду преподавателя, что тот немного расист. Последним же было Зельеваренье. А зевать на занятиях профессора Слахгорна означало не ценить свою собственную жизнь. Ну, или, в крайнем случае – конечности. Свои конечности Тед любил и ценил, отчего заставил себя сесть на первую парту, чтобы не отвлекаться на разговоры, и вытянул из сумки учебник.
   Подняв глаза, он неслышно матюкнулся по-простаковски. Резко захотелось курить. А еще – сбежать. Или ущипнуть себя, чтобы проснутся. Ущипнул. Не подействовало.
    Если честно, Теодор практически убедил себя, что этот молодой человек ему привиделся. Три раза. А еще была версия, что это призрак. Мало ли кто тут умер в 98-м. Или посетитель к директору. Частый. Но точно не преподаватель!
    Тед сглотнул, тихо прокашлялся и уткнулся в книгу. Наконец, послышался голос. Неуверенный и немного сбивающийся. Чувствовался континентальный акцент. Гласные глотались. Смешение диалектов, но ближе к Германии. Нотт помнил, как они раз вызвали дух Лютера. Тот тоже забавно каркал.
     Подняв таки глаза, мальчишка заметил легкий румянец на щеках новичка. Он что – боится нас? Глаза сощурились и принялись шнырять по немалому росту человека напротив. Нет, он сам напросился. Теодор всегда интересовался пугливой дичью.
    Роули? Что-то знакомое. Родители как-то раз поругались даже с этим именем на устах. Вильгельм предлагал уехать в Тибет, подальше от войны. Приводил пример, что вот те, мол, сбежали и все хорошо. А Нотт-старший шипел, что его фамильный замок здесь, и авторитет, и вообще «с чего ты взял, что их кишки не висят на рождественских деревьях Грюнвальда!»
    Значит таки не висят, раз беглецы смогли создать подобное…
    Бастиан вел лекцию топорно, но интересно. Видно, что знал и любил предмет. В Теде же любви к зельям не было ни на йоту, но они, к сожалению, часто были нужны, если ты избрал путь изобретателя. Да и отец наседал: зельеваренье – венец наук. Парню лишь оставалось закатывать глаза и кивать. А потом бежать на свою обожаемую трансфигурацию.
     О, Буравчик. Слизеринец с ностальгией вспомнил, как однажды наступил на него голой пяткой (папа приучил ходить босиком) в кабинете того же Вая. И очередной родительский скандал. Тед любил наблюдать за этими баталиями, настолько театральными и вычурными, что он жалел о еще не доделанной колдовидеокамере. Но уже совсем скоро…
…Хиггс окажется без руки. Вот глупое создание. Нотт хохотнул. Сочувствующим и добрым самаритянином он никогда не был.
     С мыслью о том, чем же закончится приготовление Клиу, студент натянул на кисти защитные перчатки.
      Итак?

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2013-10-27 20:55:35)

+2

4

If I start a commotion
I run the risk of losing you
And that's worse

Ever fallen in love with someone
You shouldn't've fallen in love with?

http://24.media.tumblr.com/a0c301bc52214b56ba620c177ccd01e8/tumblr_mqoe05GmOc1sc0617o2_250.gif


Окончания занятия Бастиан ждал с куда большим трепетом, чем его начала. Ему предстояло подойти к каждому ученику и записать успехи в производстве зелья. На профессиональный взгляд Басти в приготовлении Клиу не было ровным счетом ничего сложного: всего лишь необходимо придерживаться рецептуры строжайшим образом, четко отмеряя пропорции ингредиентов. В XI веке приготовить его было всяко сложнее, чем сейчас. Да и то - худшее, что может случиться – зелье просто будет неправильно приготовлено. Даже взрываться там нечему.
По кабинету потянуло горьким травяным паром. Студенты тихонько болтали, обсуждая нового преподавателя. Бастиану показалось, что на него кто-то смотрит, но, подняв взгляд, он успел уловить лишь быстрый взмах ресниц напротив. Уши покраснели. Басти поерзал и, выдохнув воздух тонкой струйкой, чтобы хоть как-то успокоиться, встал и обвел взглядом класс. Большинство студентов находились на последнем этапе приготовления, и пора было начинать проверку.
Басти сжал в подрагивавших руках папку с журнальными листами, имена студентов в которых расположились в соответствии с занимаемыми ими партами. Благодаря этим чарам преподаватели могли быть уверены, что никого ни с кем не спутают.
Начать было решено с левой части класса, чтобы не резать сразу по живому. Первое зелье было мутно-фиолетового оттенка, примерно таким, какое и должно получаться у начинающего.
- Хорошо, - Басти ободряюще улыбнулся темноволосой девушке и сделал пометку в журнале. Ее соседка была не столь аккуратна: ее зелье было куда более насыщенного цвета, хотя пар от него был таким же почти прозрачным. Бастиан отметил результат и прижал журнал к груди: - Неплохо, но вы забыли добавить еще один глазок кровавого зуба на четвертом этапе, в итоге их должно быть ровно три. Пожалуйста, будьте внимательнее в следующий раз.
Басти нервно сглотнул и сделал шаг по направлению к той самой парте. Потом еще один. И еще...
- Ох, - выдохнул он, глядя на кристально-прозрачную жидкость в котле. – Идеально.
Он поднял голову, боясь вновь сцепиться взглядом с ним и потерять крайне необходимый сейчас дар речи.
- Пожалуйста, обратите внимание на зелье мистера… - Басти глянул в журнал и вновь прижал его к себе, сгорая от смущения, - Нотта. Настолько прозрачным оно должно быть при строжайшем соблюдении всех пропорций. Благодарю вас за пример, - уже вполголоса бормотнул он, утыкаясь носом в журнал. – Прекрасная работа.
«Нотт», - неожиданно громыхнуло в голове.
Летом после первого курса Бастиану задали изучить семейное древо и рассказать о нем на первом занятии по Истории магии в сентябре. Древо Роули он тщательно срисовал, когда гостил у бабушки в Орхусе, а вот о Краучах пришлось допытываться у младшего отца. Папа был от задания не в восторге, но все же поведал, что дед, Бартемиус-старший – наследник двух самых чистокровных семей Британии: Краучей и Блэков, а бабушка Эвридика происходит из ветви Ноттов. «Забавно, - сказал тогда Барти с горькой усмешкой, - что она вышла замуж за того, кто спал и видел, как бы расправиться с ее семьей».
Бастиан повел плечом. Перед ним сидел его невероятно красивый, бесспорно гениальный и гипнотически притягательный троюродный брат.

+2

5

http://savepic.net/5009116.png

Зелье было откровенно нудным. Да все они были нудными, откровенно говоря. Вероятно, из-за этого Теодор так не любил данный предмет. Ничего необычного не происходит на протяжении всего занятия. Положил ингредиент, взмахнул палочкой, сыпанул другой, палочкой в другую сторону. И вот уже результат – ровно тот, что и ожидалось. Мда уж, это вам не экспериментальные чары, творчества – ноль.
   Вероятно, именно поэтому Нотт любил напевать что-нибудь под нос, пока каторга не оканчивалась. Сегодня это был гимн «Холихедских гарпий».
- Вперееед, не отставай, девчооонки лучше всех,
К валлийским облакам, ты гарпией взметнись!
– бормотал он еле слышно под нос.
Интересно, а как они летают, когда у них «эти дни»? Надо бы разузнать, вдруг нужна помощь? Над медицинскими чарами Тед еще не работал, пора осваивать и эту часть. Хотя, там точно понадобиться зельеваренье…Может проконсультироваться у аспиранта?
   Взгляд скользнул по стройной спине. Он, видимо, живет этими всякими настойками, брр. Значит профессионал. Но что ему сказать? «Эй, привет, давай вместе поработает над менструальным зельем?» Пфф.
   Новенький принялся проверять роботы и начал с Рандински. Даже со своего места Тео понял, что она намудрила с температурой на последнем этапе. Но вовремя спохватилась, поэтому не все так плохо. А вот Кортни видимо слишком пялилась на мистера Роули – завал. Глупышка.
   Ээ…а почему..там же еще пару парт. Ну, ладно, как пожелаете.
Тео редко краснел. Тем более от похвалы. Но сейчас все его силы уходили на то, чтобы остаться невозмутимым. Что это с ним?
   Невольно вспомнилась Ребекка. Она всегда норовила напророчить ему великое будущее. Правда, в ее слова не верилось абсолютно. Теодору казалось, что это такой особый этикет парочек: «Я же не выберу неудачника, я же крутая. А теперь ты скажи, что я великая волшебница, ну?»
   Зачем он вообще сравнивает свою девушку и преподавателя? «Здесь что-то не так», - кряхтело подсознание и рылось в завалах памяти. Пора бы уже делать генеральную уборку. Слизеринец слышал от отца, что у магглов для этого есть специальные лекари – психиатеры, как-то так. Может волшебное сообщество давно бы шагнуло вперед по эволюционной лестнице, если бы в Мунго был хотя бы один подобный специалист. Ведь иногда чары и настойки просто бессильны.
   Прозвенел гонг к окончанию урока. Мистер Роули поспешно принялся проверять оставшиеся зелья. МакЛутц умудрился сотворить болото в собственном котле. Поразительно настоящее, в него даже от радости плюхнулась жаба Патрика. Хлопок. И от нее остался только гадко пахнущий дым. Ассистент принялся ликвидировать последствия человеческой глупости.
     Переведя взгляд на собственную парту, Нотт осознал, что пришло время мыть котел и мензурки. Еще один пункт в «списке ненависти» студента.
     В северо-восточном углу кабинета находилось место для споласкивания инвентаря. По объективным причинам остатки зелья убирать магией было запрещено. Половина студентов уже убежала на обед, оставшиеся спорили с оценками. Будто от того что вам натянут бал, вы станете лучше варить эликсиры, - закатил глаза Тео, отмывая чашку Петри.
     «Снобом быть плохо, снобизм влечет за собой последствия», - сказал какой-то мудрец. Или мог сказать. Ведь мог же?
      Хрупкий хрусталь раскололся под нажимом пальцев и вот уже в котел с водой капает кровь. Рана наискось перечеркнула линию жизни. Какой символизм, - успел ухмыльнуться Теодор. А затем малышка Бетти Фишер заорала, тыча в него, и хлопнулась в обморок.
    - И она еще хотела стать колдомедиком, - протянул Нотт, доставая носовой платок и зажимая увечье.
      Зельеваренье таки пило его кровь, отныне и не в переносном смысле.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC