Вверх страницы

Вниз страницы

Obliviate: Back into the past

Объявление











Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Stay/Illuminated

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Понедельник
Know I try to tell you that I need you
Here I am without you
I feel so lost but what can I do?


Понедельник выдался дождливым.
Роули с тоской наблюдал за крупными каплями, то и дело врезавшимися в стекла витрин. Он никак не мог привыкнуть к капризной лондонской погоде, заставлявшей его таскать с собой зонт даже зимой и пиджак даже в самый жаркий летний день. В Дании дождь традиционно шел осенью, противно накрапывая по утрам и вечерам, иногда грохотал громом и сверкал молнией весной и очень редко мог ливануть летом, словно подчиняясь некоему расписанию. Вот это было правильно и хорошо, не то что серые весенние дни, не привносящие в жизнь ровным счетом никакого удовольствия.
Заслышав шум шагов, Тор отвернулся от окна. Взгляд рассеялся, выдавая все детали открывшейся картины одновременно. Часы на заднем плане, показывавшие без четверти восемь, намекая, что пора закрываться. Летавшие прямо перед носом едва различимые пылинки, которые нервно дергающийся огонек свечи проецировал на стены огромными волосатыми чудовищами. И Барти, стоявший в центре всего этого великолепия, силясь завязать форменный хогвартский галстук, щурясь в бесплодных попытках затянуть правильный узел.
Прошло всего два часа с того момента, как он пришел навестить обитель темноты и одиночества, именуемую магазином, а уже пора было возвращаться в замок, пока никто не заметил пропажу. Нельзя было лишний раз привлекать к себе внимание… Что, пожалуй, в случае такого блестящего студента как Барти было неосуществимо.
Роули шагнул к нему, отнимая руки от галстука, и сам завязал мятую ткань в полувиндзорский узел – ох уж эта школьная мода, меняется каждый год. Крауч блеснул глазами в темноте, но ничего не сказал.
Хотелось спросить, нет ли у них еще лишнего часа в запасе или, по крайней мере, не придет ли он завтра, но вместо этого Роули деловито кашлянул, склоняя голову к плечу, и принялся поправлять воротник краучевской рубашки. Таких сентиментальностей он себе позволить никак не мог. Даже не потому что это просто не соответствовало имиджу сурового ПС, а… Не мог и все.
Барти закинул на плечо сумку и деловито огляделся.
- Мне пора, - глубокомысленно издал он.
- Угу, - не менее интеллектуально отозвался Роули.
Дело было не только в желании неких тактильных ощущений, хотя и в этом тоже. Просто хотелось находиться рядом как можно дольше.
- До встречи, - сказал Роули.
Не задерживаясь более ни мгновения, Барти кивнул и вышел на улицу. Тор едва успел заметить, как он накинул на голову капюшон школьной мантии, прежде чем раствориться в воздухе заливаемого дождем переулка.

+1

2

Вторник
Time waits for no one
So do you want to waste some time
Tonight?

Рождественская ярмарка в Хогсмиде была в самом разгаре. В самый канун праздника всем немедленно понадобилось купить миллион самых необходимых вещей, и народу было, пожалуй, чересчур много. Словно население деревушки увеличилось как минимум вдвое. Впрочем, Роули был здесь во второй раз (в третий, если считать тот ночной визит, но он был по делам от Лорда), может, в Хогсмиде всегда так весело, кто знает.
В конце оживленной улицы, где начиналась дорога в Хогвартс, какой-то местный бродячий оркестр залихватски распевал пресловутую «Jingle bells». Улыбчивые круглолицые домохозяйки и шумные дети, изредка перемежавшиеся подростками, сновали туда-сюда с пакетами и леденцами за румяными щеками, то и дело норовя задеть каждого прохожего и благодушно извиниться – Рождество же! И это все несмотря на то, что еще только вторник, рабочий день вроде бы как. Неизменный снег величественно падал на землю такими красивыми хлопьями, будто эльфы специально всю ночь вырезали их из ледяных глыб где-нибудь в Исландии.
Роули поправил шарф, отряхивая его от снежинок, и пригладил волосы. Барти шел ему навстречу с большой сумкой за спиной, шмыгая замерзшим носом и делая вид, что совершенно не взволнован.
Тор был уверен, что ему стоит огромных усилий сдерживать эмоции – не каждый день он врал отцу, что остается на рождественские каникулы в Хогвартсе, чтобы подтянуть Трансфигурацию, а в Хогвартсе как ни в чем не бывало сообщал, что едет домой. Роули свернул в ближайший магазин и уткнулся носом в витрину, не обращая внимания на галдеж – лишь бы не упустить Барти из виду. Убедившись, что он прошел мимо, Роули неспешно выплыл из магазина обратно на улицу и пошел за ним.
Главная дорога вскоре кончилась, и огоньки пряничных домиков и украшенных улочек за спиной начали отдаляться. В какой-то момент Крауч резко остановился, так, что спешивший за ним Тор чуть не врезался в его сумку, и развернулся, улыбаясь во весь рот.
- Привет, - Роули чуть не присел на снег, когда Барти прыгнул на него и повис на шее, обхватив до кучи ногами. Уголки губ немедленно растянулись в заразной счастливой улыбке.
- Привет, - прошептал Барти.
Тор прижал его ближе к себе дрожащими от натуги руками, памятуя о том, как год назад в это же самое время увидел Крауча позади себя в темном оконном стекле.

+1

3

Среда
Before you
I had nowhere to run to
Nothing to hold on to
I came so close to giving it up…

Роули протянул руку, чтобы убрать челку с лица напротив, и постель недовольно скрипнула, будто вопрошая «Ну что там еще?» Уголок губ Барти тронула легкая улыбка, но глаз он не открыл.
Иногда, когда он был так близко, Торфинна накрывало с головой чем-то вроде нежности. Ему хотелось прижимать Крауча к себе, бесконечно целовать его и гладить горячую кожу, пока не протрутся дыры. Разумеется, от подобного он благоразумно воздерживался, справляясь со своими порывами усилием воли. Смысл в этом был еще и стратегический – они только-только начали изучать окклюменцию, а, так как практиковаться приходилось друг на друге, подобные мысли следовало держать под парой увесистых замков и десятком отменных заклинаний глубоко в подсознании.
Он обвил разморенного Барти рукой, целомудренно целуя висок, и прикрыл глаза в надежде, что тот не помнит, что сегодня среда, и ему нужно вернуться в Хогвартс в крайнем случае к завтраку. Крауч лежал тихо и мерно сопел, во всяком случае, ничем не выдавая своих намерений сбежать. Неудивительно, что Роули вскоре потерял бдительность и задремал – день был тяжелым. Самообучение анимагии и параллельно окклюменции здорово выматывали человека, в последний раз сидевшего за школьной партой три года назад.
Ему снились одинокие дни и ночи работы, когда приходилось кого-то выслеживать, убивать, сторожить. Это были не просто сны – они напоминали о прошлом, о том, как Роули проводил свою жизнь раньше, и она казалась ему сейчас такой странной, пустой, беспросветной. Он протянул руку к себе, сидящему в магазине и тупо глядящему в пустоту, но не смог дотронуться. Этот человек словно был подернут паутиной или покрыт пылью, как и все вокруг. Роули обернулся и увидел лицо Барти. На него словно дул ветер – растрепанные волосы почему-то были зачесаны назад. Тор ни за что бы не захотел вернуться в то время, когда его не было рядом. Иногда ему казалось, что он идет в никуда вместе со своей никому не нужной жизнью. Быть может, это напоследок вложила ему в голову мать, он точно не знал. А теперь в ней оказалось столько смысла…
Роули распахнул глаза. В комнате уже было светло и холодно против темной и жаркой ночи. Барти уже не было, а Тор даже не успел снова поймать себя на мысли, что ненавидит расставаться.

+1

4

Четверг
We are all illuminated
Lights are shining on our faces
Blinding

Каждые два четверга в месяц Роули занимался перепиской с антикварами из разных стран, отвечая на письма, накопившиеся за две недели, и затевая очередные переговоры. Он выторговывал редкие экземпляры, продавал ценный хлам, который иногда приносили клиенты, и просто интересовался, не появилось ли хорошо забытого старого на магическом черном рынке. Впрочем, между делом говоря, иногда он не брезговал заглянуть и в пресловутый маггловский квартал: иногда там попадались вещицы, за которые весь отдел по регулированию пользованием… магглами… магических предметов – ну, в общем, как-то так – рвал бы на себе волосы до тотального облысения. Впрочем, Торфинн давным-давно уже не посещал места, отличные от магазина, штаба и собственной квартиры. Благо появились дела поинтереснее, отвлекающие, однако, на себя все его свободное время.
Пока Роули вкладывал письма в конверты, практически ласково опечатывал их и привязывал к лапе терпеливой совы, на пороге магазина возник, собственно, символ, путеводная звезда, если угодно, его интересных дел. Летние четверги, как и все остальные дни недели в это чудное время года, были неописуемо хороши.
Тор глянул на вошедшего поверх аккуратно складываемого письма – уголок к уголку, сторона к стороне – и, улыбнувшись краем губ, продолжил свое занятие. Посетитель медленно направился к стойке, по дороге оглаживая пыльные инструменты, дергая струны, нажимая на клавиши.
- Добрый день, - сказал Роули, когда тот подошел вплотную, и их разделял лишь прилавок. – Чем могу помочь?
Посетитель склонил голову к плечу, растягивая губы в снисходительной улыбке. Кончики его пальцев, теперь покрытые тонким слоем пыли, простучали по деревянной столешнице некоторое эмоциональное послание.
Тор поднялся на ноги и неспешно начал прилаживать последнее письмо к совиной лапе. Полдень. Куда торопиться?.. Не лучше ли растянуть этот момент до такой степени, чтобы где-то в солнечном сплетении от напряжения лопнула туго натянутая струна?
Краем глаза он продолжил наблюдать за Краучем: за тем, как тот облизнул нижнюю губу, наполовину, будто ему лень целиком, как закатил глаза, чуть запрокинув голову и тихо хрустнув шейными позвонками, как вновь постучал пальцами по стойке, как взмахнул ресницами, возвращаясь взглядом обратно к истинному объекту своего внимания. Наполовину влажные, наполовину сухие губы приоткрылись:
- Ро-оули-и, - очень медленно и оксюморонно нетерпеливо протянул Барти. Тор проводил взглядом птицу, будто бы возмущенно фыркнувшую от нагрузки, но все же отважно улетевшую через открытое окно, и повернул голову к собеседнику.
Барти все так же стоял, глядя на него – непривычная терпеливость! – и Роули обошел прилавок, задевая угол бедром. Струна не лопнула, но с него, пожалуй, хватит. Он мягко, но чуть насмешливо улыбнулся и подался вперед, целуя Крауча в губы.

Отредактировано Thorfinn Rowle (2013-06-05 01:00:16)

+1

5

Пятница
I wonder if you know
How it feels to let you go

Как правило, задания группы, которую возглавлял Роули, проходили хорошо и эффективно. Если, разумеется, не случалось внештатных ситуаций, вроде той, в которой несколько дней назад был убит Розье. Но всего не предугадаешь, не правда ли? Жизнь есть жизнь, особенно если работа столь опасна.
Вот уже несколько дней Роули вздрагивал при каждом шорохе, в любой момент собираясь хватать Барти за руку и бежать как можно дальше, возможно, в другие страны. Даже если была их очередь мирно охранять штаб, обходя по периметру все помещения с палочкой наготове. В этот раз паранойя обострилась до такой степени, что Торфинн откровенно положил на должностные инструкции куратора операции и вместо того, чтобы следить за «часовыми», пас Крауча на его этаже. Благо тот злился, когда замечал, что Роули пытается его контролировать, приходилось прятаться и не попадаться ему на глаза чаще, чем раз в десять минут.
В один из таких моментов метка зачесалась. Нет, ее, пожалуй, обожгло огнем. Тор вывалился из своего оригинального убежища за шторой и уставился прямо на направленный в свою сторону кончик палочки.
- Это я, - Барти поджал губы и опустил оружие. Роули закатал рукав и в тот же самый момент вспомнил, что время операции истекло, и пора отчитываться о результатах прибывшему в штаб Лорду.
Тор прикусил губу.
- Ты будешь здесь, когда я вернусь?
- Мне нужно… В особняк, - Крауч скривился при упоминании отчего дома, а в душе Роули зашевелилась недюжинная паника. Отпустить? На улицу, таящую в себе множество опасностей? В дом, откуда его в любой момент смогут отправить прямиком в Азкабан? Предатели лишний раз молчать не станут, как практика показала.
- Но сегодня ведь пятница, - безнадежно вздохнул Роули. Большего от него ожидать не приходилось.
Барти сделал вид, что собирается послать воздушный поцелуй, складывая губы в трубочку, но потом будто передумал, улыбаясь. Роули нервно нахмурился, провожая Барти взглядом, и направился в зал.
Возможные пытки не казались ему такой уж страшной перспективой, в отличие от той, что с Краучем может что-то случиться, пока его нет рядом.

+1

6

Суббота
Swing me these sorrows
And try delusion for a while
It's such a beautiful lie

Тщательно, почти любовно опечатанную дверь выбило мощным заклинанием. Роули подпрыгнул, роняя сигарету и книгу, молниеносно вытащил палочку и направил ее в коридор, готовясь отразить атаку. Все произошло буквально за пару мгновений: Экспеллиармус и Круцио встретились, но Тор как всегда оказался менее расторопным, поэтому остался без палочки.
«Надо бы попросить у братца Эвана лишний маггловский пистолет», - подумал Роули, когда Барти влетел в кухню, судорожно сжимая в ладони обе палочки, и громко швырнул их об стол.
- Привет, - тихим, звенящим от ярости голосом произнес он.
- Что-то случилось? – Тор аккуратно взял свою палочку и дистанционно закрыл дверь, вновь запечатывая ее. – Я думал, ты сегодня освещаешь своим присутствием отцовский прием.
- Не зли меня, - выплюнул Крауч сквозь зубы, отвернулся и ударил чайником по плите, проверяя, есть ли в нем вода.
Откуда-то снизу потянуло дымом, и Роули, вспомнив о том, что неосторожно бросил сигарету прямо на пол, залил мини-пожар при помощи невербального Агуаменти. Книга же была бережно отлеветирована на стол и тщательно осмотрена и ощупана пальцами истинного реставратора. Несильно пострадала, слава Мерлину, что Барти не стал медлить. Никому не нужны проблемы в субботу вечером, даже Пожирателям.
- Я мог попасть в тебя Круциатусом, - Роули поднял голову и посмотрел на напряженно выпрямленную спину.
- Не попал же, - спина содрогнулась от жесткого смешка. Тор медленно подошел к Краучу и обвил его руками сзади, впиваясь сухими губами в шею. Тот вздохнул, поводя плечами, и неохотно расслабился.
Вода закипала в чайнике, и кроме этого звука ничто не нарушало тишины. Словно еще немного, и в воздухе начнет что-то потрескивать. Роули провел носом по шее к уху Барти. Ему категорически не нравилось, когда он душился. Или лежал на траве. Или на открахмаленных простынях дома. Это все перебивало запах кожи.
Крауч чуть повернул голову, кося глазом на Тора, но ничего не сказал. Наверное, опять поругался с ненавистным папочкой. Барти не мог держать язык за зубами, даже если от этого прямо зависело его благополучие. В гневе он мог бросить все что угодно.
Впрочем, несмотря ни на что, Роули просто был рад его видеть.

+1

7

Воскресенье
We say goodbye in the pouring rain
And I break down as you walk away
Stay
Stay

Воскресенье выдалось дождливым.
Барти насвистывал на вересковой флейте, когда-то преподнесенной Роули, но, в общем-то, ставшей прекрасным подарком себе любимому. Тор отстраненно курил, во всяком случае, настолько отстраненно, насколько это было возможно, поглаживая колено Крауча. Тот сегодня честно заслужил разрешение нарушать тишину магазина звуками, извлекаемыми из инструмента. Раньше это мог делать только хозяин. Но, раз уж Крауч освоил чрезвычайно сложные чары, чтобы заставить часы на стене бить, когда ему угрожала опасность быть ненайденным в пределах Хогвартса, то ему можно было немножко поиграть.
Закончив мелодию, Барти наклонился со своей стойки к креслу, чтобы получить заслуженную награду за свои старания, и Роули по-джентльменски не стал его разочаровывать. Поцелуй прервался тройным боем часов. Крауч выпрямился, сопровождая движение извиняющимся взглядом, и, задрав ноги, перемахнул через стойку в сторону выхода.
- Тебе обязательно… - начал было бурчать Тор, но, впрочем, тут же осекся. Ему, конечно, порядочно надоело постоянно прощаться с этим человеком, но вслух этого говорить не следовало по неизвестным даже ему причинам. Барти обернулся.
- Что?
Роули кхыгымкнул и встал, одергивая пиджак. Затем очень основательно потушил сигарету в пепельнице.
- Ну… - он посмотрел исподлобья в надежде, что Крауч поймет все сам, но тот лишь стоял, выгнув бровь, и наблюдал за ним. Решительно не готовый издать ни звука более, Тор отвернулся, смахивая флейту со стойки, и принялся протирать ее и укладывать в футляр.
Крауч, судя по шуму, собрался и пару минут спустя вновь впился в спину Роули взглядом.
- Мне пора, - оповестил он, словно тому что-то еще было непонятно.
- Угу, - отозвался Тор. Барти издал смешок и направился к выходу. – Подожди.
Роули обернулся и со всей силы уперся пальцами в стойку, аж костяшки побелели. Он знал, что в кой-то веки должен это сделать, даже если действие не имеет никакого смысла, ведь Краучу действительно пора.
Дождь, весь день тихонько накрапывавший, неожиданно усилился, и хлипкая от постоянного сквозняка дверь чуть приоткрылась, впуская воздух, пропахший мокрой мостовой.
- Останься.
Барти расплылся в улыбке, прикрывая на мгновение глаза.
- Хорошо.
Часы пробили трижды.

Отредактировано Thorfinn Rowle (2013-06-05 01:10:26)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC