Obliviate: Back into the past

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



defying gravity

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ответ №1: Тор, Барти и...хмм*
ответ №2: все тот же безымянный магазин
ответ №3: 11 августа 1978

http://10pix.ru/img1/2549/7526054.jpg
_________
Катастрофа в жизни Бартемиуса Крауча-младшего может быть только одна. И она произошла. Отец в гневе повредил гриф его любимой гитары. К черту гордость, ее может спасти только один человек. Увы.
_________

*Расмус

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-01 19:04:46)

+1

2

Прилипнув носом к пыльной шторе, некий высокий мужчина в темноте магазина наблюдал, как на улице под гнетом ветра жмутся к земле деревья. Шел-то всего третий час дня, а бурю обещали к ночи. Хотя, может, это была еще не буря. Может, буря только начиналась. Дверь скрипнула, возвещая о посетителе не так раздражающе, как недавно снятый с нее банальный колокольчик. Роули не обернулся, чтобы узнать, кто почтил его своим присутствием. Если некто пришел с недобрыми намерениями, то он вряд ли уже успеет куда-то деться. Торфинн был готов услышать "Авада Кедавра", но в следующее мгновение сильно пожалел, что услышал другие слова.
- Фи-и-ин, как я рад видеть твою спину, - растягивая гласные, насколько это возможно на невосприимчивом к подобным издевательствам датском языке, произнес посетитель. Его голос был до головной боли знаком. Роули поморщился, словно от нее, оборачиваясь. Этого юношу называли его отражением. С самого детства. Они были похожи словно близнецы, будто бы их не разделяли два с половиной года разницы. Сейчас, конечно, было уже не детство, семнадцать – не двадцать, а Торфинн – не Расмус, поэтому на его субъективный взгляд они похожи не были, и быть похожим на брата ему хотелось меньше всего. Расмус широко, но совершенно не тепло, как полагает близкому родственнику, улыбнулся и тактично добавил: - Ты жутко постарел.
- А ты должен был повзрослеть, но пока так и не додумался вытащить из носа это уродское кольцо, - огрызнулся Тор. – Что ты тут делаешь?
- Говори помедленнее, а то тебя уже не понять. Мог бы и поинтересоваться, как я, как школу закончил и все такое, - Расмус выпятил нижнюю губу и окинул взглядом магазин, перекатываясь с мыска на пятку. – Мойра решила показать дочке Лондон, я с ними увязался.
Торфинн выгнул бровь: кузина вроде бы только что была еще беременна, зачем кататься с младенцем в такую даль. Уловив во взгляде брата легкое замешательство и удивление, Расмус громко фыркнул:
- Чаще надо дома бывать. Мелкая бегает уже, - он пошел вдоль ряда, начинавшегося с арфы, и нырнул куда-то между ней и контрабасом. – Ты до сих пор в свои пыльные игрушки играешь? Круто, а это что?
Роули схватился за палочку и вовремя успел обезопасить Расмуса от антикварной гитары (ну, вернее, гитару от Расмуса).
- Отойди оттуда, - привычно рявкнул он на английском и, поймав веселый взгляд брата (как будто он в Дурмстранге его понимать не научился), добавил на датском: - Она проклята. И не смей ничего трогать.
- Да ладно тебе, - Расмус подошел к стойке, за которой стоял Тор, и, несмотря на волны возмущения, исходившие по другую сторону, начал перебирать лежавшие на ней бумажки. – Рассказывай, чем занимаешься. Не верю, что целыми днями тут сидишь.
Очень удачно вспомнив, что снова решил бросить курить, Роули нервно одернул рукава рубашки.
Его воспитывали, в числе прочего, упорно вкладывая в голову мысль о том, что семья – самое главное. Будучи ребенком, Тор всячески сопротивлялся этим ценностям, но до некоторого возраста честно нес бремя старшего, присматривая за братом и ухаживая за многочисленными кузинами, которые почти каждый день паслись в доме его родителей. Оторвавшись от семьи, он благополучно забыл, каково это – вечно сдерживать разрушительную силу в лице детишек. А Расмус пока что был все таким же ребенком. Отогнав его от стойки, Роули принялся изображать бурную деятельность, сортируя документы, и упустил момент, когда братишка скрылся из вида за большим роялем, стоявшем у витрины.
В этот момент дверь снова скрипнула. Услышав, как братик при этом зашуршал где-то с другой стороны, видимо, заинтересовавшись, выглядывая из-за инструмента, Тор поднял голову и замер – приятные сюрпризы на сегодняшний день, оказывается, не закончились...

+1

3

Можно было сколько угодно орать в потолок, рычать, скрипеть зубами, но, увы, от этого ничего не менялось. Она все так же лежала перед ним искореженным куском древесины, словно упавший с метлы квиддичист и переломавший себе кости.
- Ненавижу тебя, - маленький резиновый мяч от какой-то маггловской игры ударился о стену.
- Ненавижу, - еще раз.
- Сволочь, - вновь.
    Да лучше бы он ему руку сломал. Хотя в принципе и до этого было недалеко. Мальчик вновь опустил взгляд на закатанные рукава рубашки и осмотрел становящийся темным синяк в виде пальцев. А затем, в очередной раз, со всей силы запустил мячом о стену.
    Ты уедешь в Дурмстранг, и никаких разговоров. Так будет лучше для тебя. Хогвартская среда на тебя тлетворно влияет. Мальчику казалось, что если ненависть была антропоморфна, то у нее было бы лицо отца. Мать нуждается в лучшем лечении… Аррр, опять прикрываться матерью, ну, сколько можно, это низко. Хотя, о чем тут говорить. И вот наконец: - выбей себе из головы уже это простаковое увлечение. Испуганный взгляд на гитару, но поздно.
   Лучше бы руку, лууучше бы.
   Мальчик на этот раз в полной мере осознал, что означает, когда злость «душит». Будто кто-то невидимый придавил его к кровати и положил на грудную клетку пару валунов, при этом схватив за горло.
   И что теперь делать? Мысли о том, что через месяц он уже будет в другой стране, и все его планы разрушатся, основательно потеснились панической «ее не спасти». Музыкальный инструмент, купленный более года назад, был единственной возможной терапией мальчика от общения с окружающим миром. И если ее не восстановить, то он точно сойдет с ума. Осознание было более чем трезвым.
   Но как? К магглам он не пойдет, да и вряд ли даже искуснейшие реставраторы смогут хоть чем-то помочь. А из магических музыкальных магазинов он знал лишь один. Который уже не посещал пол года, да и в принципе поклялся себе никогда не переступать его порога. И сейчас в Барти боролись два манихейских желания – спасти гитару и не идти в Лютный переулок. Может знака подождать? Раз, два, трии…Нет? Ну, ладно… Четыре, Пя…
- Хозяин, вы в порядке?
- Виииинки, -  обреченно протянул Крауч и вскочил с кровати. Одевая мантию, и по дороге давая эльфу инструкции, чтобы родители не обнаружили его временного исчезновения, «заключенный» в уголке своего сознания надеялся, что Роули не будет на основном рабочем месте. Но когда принялся складывать осколки инструмента в футляр, подобная ересь начисто выветрилась из его головы.
    Лондон встретил подростка шквальными ветром, из-за чего обычно распахнутую мантию пришлось застегивать на все пуговицы. Поглубже засунув руки в карманы, он ощущал за плечами чехол, но этот груз не был умиротворяющим, как раньше. Казалось, он несет все того же раненого в отделение реанимации, и абсолютно не уверен, что «пациент» выживет.
   Помедлив немного у нужной двери, за которой Бартемиус все же с облегчением увидел свет, мальчик вошел с разбушевавшейся стихии в пыльную тишину лавки. Тишину? Подняв через мгновение лицо, он увидел, что привычного колокольчика уже нет. Что, таки достал? Улыбнувшись уголком губ, Крауч направился вглубь магазина, но около пианино резко остановился и встал как вкопанный. Тор проколол нос? Пытаясь удержать серьезное выражение лица, слизеринец принялся снимать с плеч драгоценный груз:
- Мистер Роули, я…, - нет, что-то тут не то. Это не Финн. На него таки напали? Это Орденовец под оборотным зальем? Барт настолько простудился по дороге, что впал в бред? Ведь чувствовал же, что температура поднялась.
   Но внезапно из-за стойки таки показался настоящий владелец заведения.
– Что за…, - пробормотал волшебник и чихнул.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-02 14:32:07)

+1

4

Заметив за плечами Барти гитарный футляр, Торфинн на пару мгновений испытал недюжинную панику. Эта гитара уже стала ему крайне хорошей знакомой, и если с ней что-то случилось... Но когда юноша увидел Расмуса и состроил непередаваемое выражение лица, приняв его за Роули, страх тут же испарился, уступая место, хм, некоторому раздражению. Неужто они и впрямь так похожи. И как Барти мог подумать, что он может так одеться, так причесаться (вернее, не причесаться) и проколоть нос.
- Я здесь.
Братишка, впрочем, не растерявшись, выполз из-за рояля и, улыбнувшись куда более доброжелательно, чем Тору, пожал опешившему Краучу руку, с любопытством оглядывая его с головы до ног.
- Мистер Роули-младший, - услужливо поправил он, а потом повернулся к Тору и невзначай поинтересовался уже на датском: - А он часто к тебе заходит?
- Свали отсюда, - не сдержался тот. Кажется, даже Крауч в этот момент понял, что Роули сказал что-то, выбивавшееся из рамок его обычного поведения, но предпочел тактично промолчать – видимо, сохранность инструмента для него на тот момент была важнее. Или он просто не ожидал, что Роули еще и двое. Зато Расмус, отвыкший от чудесных братских перепалок, пару мгновений изумленно смотрел на старшего и даже позволил Краучу отойти к стойке. – Это мой брат. Извини. Что с ней?
Барти очень бережно выложил на стойку то, что осталось от гитары, и повел носом – то ли в очередной раз чихнуть, то ли пустить скупую мужскую слезу. Пока он выскребал из футляра осколки грифа, Тор приглядывался к краям древесины, пытаясь понять, стоит ли возиться или проще купить новую, а не мучить инструмент. Вообще посражаться за ее жизнь было можно, но... Роули поднял голову, краем глаза отмечая, что Расмус уже подобрался ближе.
- Ни хрена себе, - на чистейшем английском изрек тот, разглядев все, что лежало на стойке.
Проигнорировав братика, Тор посмотрел на Барти и увидел в его глазах такую же панику, какая поднялась в душе у него самого при виде злосчастного футляра.
- Ладно, - он нахмурился, отводя взгляд. – Я попробую что-нибудь сделать, но это, скорее всего, надолго. Зависит от того, что встанет на место, если применить Репаро.
Наблюдавший за этой сценой Расмус перевел взгляд на слегка расслабившегося Крауча. Похоже, он крайне уверился, что его брат и этот парень – близкие друзья. Иначе с чего бы тут были эти странные полунесчастные многозначительные взгляды. Что, впрочем, не помешало ему продолжить заинтересованно наблюдать за Барти и даже вновь обратить на себя его внимание, когда Тор пошел сравнивать древесину с образцами.
- Где ты учишься? – спросил он, высоко поднимая подбородок. Он неосознанно делал так, чтобы по-кошачьи лениво щуриться. Это как минимум привлекало взгляды. Правда, в данный момент один из них совершенно точно не сулил ничего хорошего – это Торфинн вышел из кладовки и, недобро сощурившись, наблюдал за беседой. На его счастье, Расмус этого не видел, потому что, вероятно, в тот же момент обратился бы в камень.

+1

5

Брат? Простите, что? Все самообладание Барти шло сейчас на то, чтобы не хмыкнуть. Но жизнь в такой семье как его все же дает результаты, когда нужно держать себя в руках. За год знакомства, юноша не удосужился узнать такую милую подробность, как существование столь близкого родственника. Более того, почти близнеца.
    Дрогнув, оттого, что его схватили за руку, Крауч ощутил себя в какой-то параллельной реальности. Он в жизни не касался Роули, а тут его копия сама любезно улыбается и разглядывает, словно диковину в этнографическом музее. Парень еще раз скользнул взглядом по родственнику хозяина магазина, и понял, что нет, отличаются. Даже если его так же прилизанно зачесать, надеть пижонский костюм и забрать серьгу, то… Он был более гибким, что ли. Резким. Заполнял собой практически все пространство – вот он тут, а вот уже там, в то время, когда Тора то и за стойкой отыскать было проблемно.
  Роули-младший. Слизеринец закусил губу. Будь серьезным, парень, будь серьезным,
ну.
И тут Финн рыкнул. На непонятном языке, но довольно зло. Приподняв бровь, мальчик сперва пару секунд пребывал в неком подобии шока, ибо подобного уж точно не ожидал от музыканта, а потом, воспользовавшись тем, что и второй датчанин выбит из колеи, прошмыгнул к стойке.
    Извини. Может хватит уже сюрпризов на сегодня, а? Это «извини» возымело эффект не хуже чем предполагаемые маты на скандинавском. Вместо того, чтобы поведать душещипательную историю о неуравновешенном отце, Бартемиус просто принялся выкладывать осколки гитары на стойку. С каждой новой деталью его сердце, казалось, пропускало удар, и шансы на спасение были все более призрачны. Слишком много повреждений. А тут еще и глаза заслезились от температуры. Ну, прекрасно. Ухватившись за край прилавка, чтобы его не повело, волшебник мысленно молился всем известным ему богам, а заодно и бывшим директорам Хогвартса. Молитва, очевидно, была настолько горячей, что он вновь чуть не подпрыгнул от восклицания новоявленного обитателя магазина. Но не согласится с этим самым восклицанием не мог.
     Когда Ро… Тор произнес те самые слова, что надежда еще есть, что все еще можно исправить, Крауч не выдержал и облегченно облокотился о ресепшн, и, уткнувшись в сложенные руки, широко улыбнулся. Обожеда. Он готов был так простоять до момента, когда Финн отдаст ему возрожденный музыкальный инструмент, но откуда-то справа вновь услышал вопрос. Да еще и довольно сбивающий с толку. В смысле, где учусь? Во-первых – зачем какому-то незнакомцу данная информация, а во-вторых, на просторах Британии была лишь одна магическая школа. Подняв голову, Барт кашлянул, ибо горло нещадно першило, и решил, на глупые вопросы отвечать надо тоже глупо.
- Я? В Итоне, - повел он псевдосмущенно плечом, - но в дальнейшем хочу поступать на юриста, - махнул он рукой, - и нет, это не из-за того, что мой папа тоже юрист, я просто хочу помогать людям, - прикусил он щеки изнутри. Если надо, то парень тараторить очень даже умел:
- Правда я пока не знаю, куда мне поступать, - склонил он голову к плечу, - мама говорит – езжай в Сорбонну, ну, она у меня из тех краёв, а отец уперся – только Кембридж! – Состроил обиженную мордашку.
- А ты откуда? – Болтал он дальше, - И вообще, Роули-младший не звучит, - фыркнул, - Вот я – Робби, Робби МакШейн, а тебя как при рождении прозвали, м?
   Маггл, случайно забредший в магический переулок, да еще и давно знакомый с волшебником? Такое вообще возможно? Ну, вдруг в Британии совсем иные законы, менталитет, все дела.
    Барти перевел взгляд на вернувшегося из кладовки мага. В его руках был какой-то причудливый набор из брусков древесины, флаконов со странными зельями, возможно клеевыми и инструментом, напоминающим помесь напильника с кусачками. Мальчик уже испуганно хотел что-то спросить, но очередной тихий чих развенчал его планы.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-02 15:13:49)

+1

6

Как назло, нужных для починки инструментов у Торфинна под рукой не было – делать это приходилось нечасто, в основном он занимался реставрацией. Да и для таких повреждений нужно было нечто помощнее обычного клея, иначе спасенный инструмент развалился бы после первого же использования. Так что пришлось наведаться в импровизированную кладовку. Роули подозревал, что братец, продолжавший разглядывать Крауча, не преминет воспользоваться возможностью завязать с ним беседу – не станет же Тор скандалить, если они будут общаться. Услышав невинный вопрос, Роули поджал губы: пусть делают, что хотят, но только не в этом месте и не у него на глазах. Но сделать он ничего не мог, поэтому только оперся плечом о пыльную ширму, перебирая склянки растворов и недоброжелательно глядя на брата под аккомпанемент поднимающейся внутри жгучей волны раздражения. Непривычный к такого рода беседам Крауч слегка замешкался, а потом проворно заговорил, обращая внимание Тора на свой затылок.
Лицо Расмуса вытянулось примерно как несколько минут назад, когда старший ничтоже сумняшеся его послал. Старший, в свою очередь, склонил голову, ехидно улыбаясь, взял наконец нужную склянку и подошел к беседующим, с характерным стуком ставя ее и заодно все остальное, что держал в руках, на стойку.
- Робби МакШейн, - представился Барти, вызвав у Торфинна приступ неконтролируемого кашля, сопровождаемого широкой улыбкой. Со стороны Расмуса она, правда, заметна не была, потому что Роули стоял, склонившись над инструментом и нежно оглаживая наждачкой острые края древесных сколов.
- Э-э-э, - протянул он слегка заторможено. В Дурмстранге преподавали на английском, так как национальное разнообразие студентов превышало все мыслимые пределы, но угнаться за полетом мысли Крауча было весьма нелегко. – Я Расмус Роули. Я… Мы, - добавил он, кинув быстрый взгляд в сторону брата, - из Орхуса. А ты издеваешься, да?
Заклинание Репаро мало повлияло на грустно побренькивающую растянутыми струнами гитару, поэтому Торфинн, слегка подрагивая от беззвучного смеха, теперь стоял буквой G, упершись коленом в стойку и сосредоточенно склеивая вручную четвертый лад. Барти всегда умел внести в его жизнь разнообразие – благодаря кому еще можно было испытать на собственных костях Круциатус или вот отчаянно нуждаться в третьей руке, которая помогла бы придержать мешающиеся струны и расшатанный гриф.
- Ты не обижайся, Робби, - тем временем гнул свое Расмус самой игривой интонацией, - но неужто ты настолько умен, чтобы учиться в таких школах?
Тор тихо, но совершенно отчетливо хохотнул, привлекая к себе внимание. Поймав взгляд Крауча, он слегка выгнул бровь, словно был жутко недоволен каждым словом их с братцем диалога, и требовательно произнес:
- Тут не хватает куска. Ты случайно не забыл его дома… Робби? – он поджал губы, изо всех сил пытаясь удержать серьезное выражение лица.

+1

7

Торфинн, лицо попроще, ну. Прекрати ржать. Ну что за… Держатся невозмутимо было все труднее. И прикусывание щек не помогало. Ладно-ладно. Итак, о чем мы вообще разговаривали.
- Расмус, какое прелестное имя, - вежливо кивнул Барт и пробарабанил пальцами по столешнице. От чего интересно отталкивались родители, называя их так? "Мы ненавидим своих детей"? Ну, окей, сойдемся на том, что это право лучше, чем именовать чадо своим собственным именем. В который раз за день, мальчик мысленно послал отца в десятый круг ада. Что, их только девять? Ничего, нырнет, выроет.
- Орхус значит? – Хрустнул пальцами студент, - А Ваш брат ничего не рассказывал о родине, мм, там красиво? Ох, ну что же я, конечно красиво, - грустно опустил глаза, - Я вот никогда не был заграницей, - слезливо соврал он, - так и умру в старушке Англии, эх, - нечаянно предсказал юноша.
   Краем глаза Крауч наблюдал за тем, что творится в ловких пальцах Тора. Заклинание не то чтобы сильно помогло, и мальчик как раз в разгар спектакля протяжно вздохнул, но потом поспешил взять себя в руки.
- Я? Издеваюсь? Над кем? – Зрачки как по команде расширились, - Вы что, мы британцы народ гостеприимный, всех любим, всеми дорожим, - на этот раз он чихнул так, что еле успел закрыть рот ладонью, - вот видите, правду говорю.
   Тем временем погода за окном разыгралась не на шутку. Наверняка заколдованные окна магазина все равно мерно и тихонько позвякивали, а штормовой августовский ветер носил по мощеной улочке клубы пыли, бросая их в лица нерадивым прохожим. И почему он все время попадал сюда, когда на улице творился апокалипсис.
- Мм? – Повернулся Барти на очередную реплику собеседника и, состроив снисходительную мордашку, махнул рукой, - Пфф, вы что, при чем тут мои гипотетические умственные способности? Это строго секретно, но европейское образование – одно из самых коррумпированных в мире. Папе стоит только позвонить, - пафосно задрал он подбородок, копируя расмусовский же жест. – И это не школы, а универы, - добавил он быстро, а то вдруг это была проверка, мало ли.
   Но вся веселость тут же выветрилась, когда Финн сказал, что не хватает детали. Мальчик стал еще бледнее и, вцепившись за стойку, заглянул через ее край:
- Я.., - закашлялся он сразу же, и что бы продолжить, ему потребовалось полторы минуты, - я, я все обыскал, всю комнату…, - в этот момент он абсолютно забыл, что обижен на Роули-старшего, и посмотрел на него со смесью ужаса и мольбы, - И что теперь делать? – Попытался взять себя в руки, но это было немного трудно, так как они начали едва заметно дрожать, - Спаси ее, Тор, пожалуйста, - обреченно шмыгнул он носом.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-02 18:45:15)

+1

8

- Там красиво?
- Неплохо, - вставил не блещущий особыми эстетическими чувствами по поводу чего бы то ни было Расмус. Ну, не то чтобы он вовсе не отмечал красоту сущего. Просто считал, что в жизни есть дела поважнее, нежели быть созидателем, как некоторые. – Ты еще такой юный, куда угодно успеешь. Ну, что ты учишься в Итоне. Ты же волшебник. Ты в мантии. Вон у тебя и палочка из кармана торчит, - не зря же Расмус так долго его разглядывал, почти ничего из виду не упустил. Растрепанные от ветра волосы, наспех зашнурованные ботинки, синяк на бледной коже. Торопился, вестимо. И вообще, его так просто не провести.
Старшего же Роули не покидало ощущение, что Крауч читает монолог какой-нибудь пожилой чопорной леди из современных пьес. И вообще он всячески показывал, как ему нехорошо, то чихая, то кашляя, то драматично поглядывая на "близкого друга" влажными глазами. Когда он в очередной раз это сделал, в панике шаря по его лицу, словно пытаясь найти зацепку, что он шутит или что-то в этом роде, Тор лишь глубоко вздохнул:
- Не ломать же мне целую гитару ради этого, - Крауч судорожно сжал пальцами столешницу, и Роули заметил, как Расмус решил отойти немного подальше от предположительного поля битвы. – Ну… Ладно, знаешь, это задняя часть грифа. Держаться будет, залепишь сам чем-нибудь. Играть, правда, будет немного сложнее, но когда это Барти Крауч боялся трудностей…
Кажется, я сказал последнюю фразу вслух?
Хмыкнув, он вновь уткнулся в инструмент, но Расмус, впрочем, вроде как не обратил внимания на приоткрывшуюся над Робби завесу тайны, ибо увлекся рассматриванием личных вещей брата, лежавших на стуле в углу.
- Ты до сих пор везде таскаешь с собой эту штуку? – воскликнул он, потянув руку к скрипичному футляру. - Любимая игрушка.
- Не трогай! – даже не глянув в ту сторону, предупредительно прикрикнул Тор, снова переходя на датский. На родном языке любые угрозы звучали куда внушительнее. Особенно для окружающих, - краем глаза отметил он вздрогнувшего Крауча. – Эта штука, милый братец, - припечатал Роули уже на английском, - передавалась в нашей семье из поколения в поколение. Нашему поколению она уже передалась. И будет лучше, если ты ее трогать не будешь.
Расмус вскинул голову и обжег брата взглядом. В их семье был культ семьи. И Торфинн был единственным, кто ее покинул. А Расмус – единственным, кто его не осуждал, с детства будучи более или менее привычным к не любящей рамок натуре.
- Знаешь что, - забыл перейти на датский он, - все до сих пор надеются, что ты повзрослеешь. – Расмус окинул брата взглядом и резким шагом направился к выходу. Он замер у двери только чтобы сказать Барти: - Приятно было познакомиться.
- Передавай привет родителям, - бросил Торфинн, на пару мгновений задержав глаза на быстро исчезнувшей в воздухе фигуре. А потом вспомнил, что они были здесь не одни. Извини за эту сцену. Мысленно – вполне достаточно. Он скользнул взглядом по Краучу и продолжил колдовать над гитарой.

+1

9

Ассоциативная цепочка в мировосприятии Барти была следующей: датчане-север-викинги. Хмм, посмотрев на данных двух представителей древнего народа, мальчик начал постигать презабавнейшую истину – рогатые шлемы есть миф, агрессивность – очень даже правда. Он за весь период своего знакомства с Тором не видел, чтобы тот столько хамил. С Краучем тот всегда был язвителен, тонко поддевал, исподтишка пробовал унижать, но выходить из себя в открытую? Странности, однако.
    Еще большей странностью было то, что студенту, похоже, это вовсе не казалось отталкивающим. Люди не меняются, мы просто лучше их узнаем? От этой мысли появилось едва уловимое ощущение дежа вю. Финн в гневе. Парень привычно облокотился о стойку и прикрыл глаза. Интересно, можно ли его хоть раз самостоятельно довести до подобного? Так, очнись, эксперименты давно остались в прошлом. Он починит гитару, и адрес магазина можно забыть вновь. Если это возможно.
   А тем временем Рас показывал чудеса наблюдательности. Ну, допустим, мантия бы зашла за веяния маггловский моды семидесятых, но с волшебной палочкой вышел облом, да.
- Нуу, я – сквиб, а с палочкой изучаю «Скоромагию», - зевнул Крауч, и блеснул честными-честными глазами, - Представляешь, как обидно ходить в моем положении по волшебному Лондону, - вздох, преисполненный печали.
   Когда Финн принялся объяснять детали реанимации, в сознании мальчишки билась лишь одна мысль «главное – почини, а там уже привыкну». Она настолько поглотила его ежеминутное состояние, что волшебник лишь через минуту понял, что Роули-старший проговорился. Цокнув языком и покачав головой, он перевел взгляд на младшего, но тот очевидно ничего не заметил. Да и заметил бы, то что? Не секретная же информация. Но вместо того, что бы возмущаться, что его обманули, юноша сделал довольно опасный шаг. К скрипке. Сейчас что-то будет.
    Бартемиус помнил тот первый раз, когда он из любопытства к ней коснулся. Более того, даже сыграл незатейливую ирландскую мелодию из детства, которой научила его Эвридика. Тогда его чуть не убили. Мальчишке даже себя жаль не стало, он в принципе понимал чувства хозяина инструмента.
    Сегодня вновь убийства не произошло, произошла сцена. Качественная семейная сцена. Когда в таких берут участие посторонние, они обычно гладят какое-нибудь домашнее животное или разглядывают кактус на подоконнике. А иногда и все вместе. Скандал с участием Роули. Причем двух. Что за сюрреалистический день?
     Но завершился он на удивление быстро. Ох, уж эти викинги. Кивнув на прощание Расмусу, парень облегченно выдохнул. На лице музыканта не было не малейшего намека на неловкость, но что-то подсказывало Барту, что тому неудобно за все произошедшее. Чтобы дальше не смущать Тора, да и не отвлекать его от кропотливой работы, Крауч неторопливо пошел вглубь магазина, рассматривая древние инструменты и понимая насколько же он соскучился за этим местом.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-02 22:48:12)

+1

10

Разборки в семье Роули не были редкостью, особенно после того, как он изъявил желание уехать из небольшого тихого Орхуса в город побольше и от родных подальше. О том, что имел глупость высказать эту чудесную идею при родных вслух, он жалел уже лет пять. Осознание того, что он имеет все шансы прожить жизнь абсолютно так же, как и любой его старший и не очень член семьи, жутчайше угнетало. Решительно бросить все в этой тихой обители было прекрасным выходом. И хотя первые полгода ему пришлось жить в магазине, даже тогда Торфинн был абсолютно счастлив, что не пошел по стопам кого бы то ни было из своих родных. С их точки зрения это, конечно, было жутко неправильно, и поэтому (ну, и не только) он за три года так ни разу и не наведался домой. Да и зачем.
Но Расмус его никогда не осуждал. Ну, наверное, это из-за того, что в детстве ему прививалось, что старший брат – образец для подражания, тот всеми силами старался соответствовать этому статусу, а Расмус, соответственно, к нему тянулся. Но в подростковом возрасте это прошло, когда стремление Тора вырваться из навязываемых рамок начало приобретать не совсем правильные с точки зрения старшего поколения формы. Слово "игрушки" про музыкальные инструменты он привык слышать от матери, ибо, по ее мнению, музыка – это для магглов и вообще несерьезно. Неудивительно, что Роули выводило из себя то, что брат говорит ее словами и имеет все шансы стать таким же, как она. А ведь вроде бы ее муж – генетический обладатель прекрасного слуха, сын музыканта симфонического оркестра...
В общем, пока Барти разгуливал по магазину, умиленно оглядывая так давно не виданные инструменты (правда, фортепиано, за которым он проводил большую часть времени, недавно купили), Роули уже почти восстановил гриф. Выглядел он как побритая налысо кошка – такой же неопрятный, странный и несчастный, но чары восстановления были призваны поправить дело. Ввиду долгих скаканий с учебником заклинаний над различного рода инструментами, которые приходилось реставрировать, Торфинн даже достиг неких успехов в этой области беспалочковой магии, поэтому мелкие трещины на местах склейки исчезали под его пальцами словно сами по себе. Для остального махать палочкой, особенно в плохом настроении, было чревато: волна магии чуть сильнее – неприятные последствия гарантированы.
Роули раздосадовано оглянулся и не придумал ничего лучше, чем сказать:
- Барти, подойди сюда, - он обошел стойку и присел на нее, разглядывая гитару. Дождавшись, пока Крауч налюбуется на "родные места" и соизволит послушаться, он ткнул ему в живот боком корпуса и, бормотнув: - Держи крепко, - принялся распутывать и вытягивать уцелевшие струны. Бытовое волшебство, так сказать, палочкой здесь пользоваться ни в коем случае нельзя.

+1

11

За окном разыгралась форменная буря (бедный, бедный Расмус), температура у Барта весело поднималась вверх, а пыль на инструментах, очевидно, не вытирали с прошлой недели. Мальчик обернулся через плечо, и минуты две, задумавшись, смотрел на работающего волшебника. Сколько он до этого был на заданиях Лорда, что так запустил магазин? К тому же вспомнилось, что в начале лета, на их общей операции, Роули изрядно хромал. Вот же ж сволочь сносая. И кстати, как там их практический провал? Ведь их почти же словили, и все из-за Крауча. Но, как ни странно, на очередном собрании об этом не было сказано ни слова, только очередное планирование на конец лета.
     Вновь обернувшись и углубясь дальше за витрины, мальчик вспомнил о Винки, и гадал, справилась ли она с заданием. Ежели нет, то отец может настолько разозлится, что отправит его на континент сразу же по возвращению. Об этом даже думать не хотелось, но непрошенные мысли настойчиво лезли и показывали картины его учебы в гипотетической новой школе. Он как-то слышал, что та находится на леднике. Мдаа, останется только спрыгнуть с него. Суицидальные мысли, Барти, ты ли это? Ах, да, жар, точно. Ну ладно, тогда прощается.
     Когда студент как раз остановился у огромной витиеватой арфы, способной, наверное, взорвать пол квартала или же усыпить стадион, его, наконец, окликнул Финн. К горлу подкатил ком, а пальцы рук инстинктивно сцепились в замок. Неужели все? Шаг за шагом, выходя на освещенный участок магазина из полумрака стеллажей, Бартемиус все отчетливее видел, что гриф вновь един, если не считать облезлого лака. Но это была настолько несущественная деталь, что мальчишка два последних шага проделал, чуть ли не бегом.
- Тор… - слизеринец шарил по ней глазами и все не мог прийти в себя, - черт, Тор, спасибо, - его немного повело вправо, отчего мальчик вынужден был схватится за предплечье Роули. Холодное. Приятно. Хотелось уткнуться в пиджак лицом и подождать, пока спадет температура. Или…Губы тоже холодные, и куда более приятные. Неожиданно мягкие. Но побочный эффект в виде слабости в ногах никто не отменял, посему парня так же легко отшатнуло назад.
    И что сейчас случилось? М? Можно, можно я подумаю об этом завтра? Хотя нет, если его сейчас ожидает Авада, то так даже лучше. Ну, и температура точно пройдет, у трупов же она, кажется, всего двадцать два градуса?
    А как же гитара? Ее даже потомкам не оставить, таких же пока нет. Ну, будет, наверное, пылится в углу магазина, все-таки хозяин ее спас, да и отсюда она «родом». Пылится, пока какой-нибудь тщеславный грязнокровка не приобретет ее, и не попытается выжать из нее мелодию своими грязными кривыми пальц…
    Ну уж нет! От этой жуткой картины Барти распахнул, зажмуренные до этого, глаза и глубоко вздохнул.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2012-05-03 20:40:03)

+1

12

«Шнуровать» гитару было легко и весело, помощь Крауча даже почти не понадобилась.
Помощь потребовалась Краучу, потому что он, похоже, и в самом деле чувствовал себя неважно. Когда Роули отложил гитару на стойку позади себя, тот начал заваливаться и даже схватился за его руку, чтобы не упасть, а Тор, в свою очередь, невольно дернулся вперед, подхватывая его под бок. Вообще-то он обычно таких нежностей себе не позволял, но когда мальчишке грозит вероятность растянуться в обмороке на полу магазина, хочется удержать его от необдуманного поступка. У Барти была очень горячая ладонь. Роули поднял голову и открыл рот, чтобы поинтересоваться его самочувствием, но в следующее мгновение щеки будто обожгло огнем. Стерев с лица глупо-благодарную улыбку, Крауч припал к его губам.
От неожиданности Торфинн сжал ладонь на его талии, недоуменно моргая. Интересно, когда он научился так округлять глаза? И зачем он вообще об этом думает вместо того, чтобы что-то предпринять? Впрочем, этот момент объяснить довольно легко – Роули так давно не целовался, что плохо помнит, как это происходит. И в последний раз некто возраста Крауча целовал его, когда он сам был примерно тех же лет. Правда, целоваться тогда он вряд ли умел, а у Барти это был, вестимо, не первый раз.
Что это вообще все значит?
Крауч шатнулся назад, но глаз не открыл, будто это спасало его от предполагаемой расправы за буйное поведение. Взгляд Роули же некоторое время был прикован к его влажно блестевшей нижней губе, а потом они резко и как-то одновременно посмотрели друг на друга. Настало время для неловкого момента, когда приходится отдернуть руки и вообще перестать нарушать личные границы. Отойти, например. Дойдя до этой светлой мысли, Роули сделал шаг назад и наткнулся бедром на стойку, искренне пытаясь состроить безмятежное выражение лица, но мышцы, казалось, парализовало изумление.
Это что было? Крауч, конечно, выглядит не особо здоровым и, судя по тому, что успел заметить Тор, у него даже был жар, но… Словом, никогда не отличавшийся желанием лезть кому бы то ни было в душу Роули почувствовал, что ему чего-то недоговаривают. А чего – хотелось бы знать. Наверное.
Нужно было сказать что-то более оригинальное, нежели «Ты в порядке?» или «Тебе настолько плохо?» и уж тем более чем «Твои родители вообще в курсе, что ты здесь?» Пауза немного затягивалась.
- Я предпочитаю принимать оплату деньгами, - изрек Роули, обнаруживая, что голос занятно слегка охрип. Он обошел стойку и приземлился в свое неизменное резное кресло. Ему еще предстояло узнать, в чем дело, ПС не любят быть не в курсе. Но, пожалуй, не в этот раз. Немного поблуждав, взгляд упал на воссозданную гитару. – Так что с ней случилось?
Кажется, очередная попытка бросить курить с треском провалилась. Хоть зарубки на стене делай.

+1

13

Убивать его пока не собирались, а вот заплатить и вправду стоило. Краем глаза, косясь на гитару, мальчик отсчитал восемь галеонов, как за обычную починку музыкального инструмента, а потом, подумав, что все же за чудеса повышенный тариф – добавил еще столько же. Плакали ингредиенты для новых зельевых экспериментов? Ничего, переживет. Сначала Барти решил по привычке положить монеты в кассовый аппарат, но потом вовремя остановил себя и деньги, тихо звякнув, опустились на стойку подле него.
   После более чем стрессовой проделки, температура у него каким-то неимоверным способом все же начала спадать. Забавное лекарство, хмм. Хотя, может теперь Роули заболеет? Но куда ему больше, вот, хромота еще не прошла. Мальчик наклонил голову и наблюдал за мужчиной, который сначала нервно обошел стойку, а затем, усевшись на шаткий стул, достал сигареты. Курить вредно, пить противно, но мы то понимаем, что до старости нам все равно не дожить.
   Складывая гитару в чехол, Бартемиус посмотрел в окно и едва заметно дрогнул. В такую грозу прогуливаться по Лондону -  не самое лучшее занятие. Вестимо дух Мерлина, или кто там отвечает за синоптическую ситуацию в волшебном мире, прогневился на людишек. Но, упаковав инструмент, студент подумал, что возможностей и логичных моментов для «сбежать» у него было предостаточно, так что можно понаглеть и пересидеть бурю в магазине.
    Подтянувшись на руках, он по привычке уселся на ресепшн и зевнул. В эту погоду лучшее занятие – спать. Но дивана здесь не наблюдалось, а рушить вконец, видимо, расшатанные нервы Роули – это чистый садизм. Упомянутый в мыслях не преминул откликнуться, но поворачиваться к нему лицом парень не спешил. Как и с ответом. Ему что – правду говорить? Он же не психолог и тем более не адвокат. Можно было конечно придумать захватывающую историю про толпу недоброжелателей или истеричную девчонку, но лень. Посему…
- Это был последний аргумент отца за перевод в Дурмстранг, - прохрипел Барт простужено и повел плечом. Вновь вспоминать весь этот кошмар не хотелось, но как иначе? Слизеринец немного помолчал, а потом неуверенно спросил:
- Ты же оттуда? – Эта часть была риторической, - Там…- холодно? Сложно? Нудно? – как там тебе училось? – Наконец повернулся он лицом к Финну, согнув одну ногу в колене. Тот как раз докуривал очередную сигарету, и потому казался слегка размытым в оранжевом свете магазина. То, что Тор из другой страны, волшебник узнал нечаянно и довольно поздно. До этого он казался ему среднестатистическим чопорным британским джентльменом с забавным северным акцентом. Может шотландский, кто там знает все это этнографическое разнообразие племен горцев. Ну, может немец какой в род затесался, но не более того. А оказалось – скандинав. Барти с детства мечтал о Норвегии, так что встреча с датчанином, почти соседом, казалась ему тогда потрясающей.
    Что ж, очень скоро придется с ним попрощаться. Возможно оно и к лучшему. Хотя, для Роули – так уж точно.

+1

14

Проследив глазами за отсчетом золотых монет, Роули поперхнулся дымом и кашлянул, подумав, что Крауч ошибся в расчетах: то что он сейчас заплатил - целое состояние. Тем более за починку. Но на его лице была написана такая серьезность, что Тор предпочел не лезть (вероятно, упрямый мальчишка знает, что делает). И закурил очередную сигарету. Дым обволакивал, привычно успокаивая, и навевал различного рода воспоминания. Все казалось уже не таким жутко нервирующим и способным вывести самого мистера Непроницаемое Лицо из равновесия. В подобную погоду самое оно было бы расположиться в удобной позе под одеялом, но магазин в компании с сигаретным дымом – тоже неплохой вариант.
Дурмстранг, правда?
Роули перевел взгляд на Барти, пытаясь представить себе его щуплую фигурку в ярко-красной форменной мантии или шубе. Он бы выглядел в ней как первокурсник, наверное.
- М-м-м, - глубокомысленно протянул он, перебирая воспоминания о школе. В целом, она оставила в его душе некий отпечаток, даже исключая из внимания некоторые подробности. - Неплохо. В основном преподают практическую магию. Учеба и весь официоз на английском, но на нем никто не говорит из учеников, поэтому все, в общем-то, сами по себе, хотя народу очень и очень много. Деление на факультеты условно, потому что в одном факультетском крыле невозможно разместить всех. Еще там холодно. Шуба – часть школьной формы. Дышать иногда бывает тяжело, потому что школа в горах, и иногда создается впечатление, что светлой части дня нет вообще, потому что когда не темно – туманно. И лучше не заходи в ванную на четвертом этаже.
Когда это Роули научился выговаривать столько слов за раз?
да еще на последней фразе он честно попытался сдержать смешок. Нет, он мог сказать, чтобы Крауч не ходил туда, если, конечно, не хочет найти приключений себе на пару различных частей тела, но любопытный юноша ведь не сдержится и заглянет.
Хм, интересно, а перевод его в Дурмстранг избавит магазин от еженедельного/ежедневного, в зависимости от времени года, присутствия Барти? Оттуда-то до Англии не так просто добраться. И что тогда будет с его блистательно начавшейся карьерой в ПС? Неужто Крауч действительно позволит кому бы то ни было решать за него, где жить и учиться.
Впрочем, это не его дело.
Последние несколько минут Роули испытывал странное непроходящее ощущение того, что все это с ним уже было. Вся эта ситуация словно когда-то приснилась ему, и он, наверное, даже помнил этот сон какое-то время, размышляя о его подробностях. Потом он дернул плечом и резко встал, чтобы потушить сигарету в стоявшей на стойке пепельнице. Что за чушь. Ему сто лет не снилось снов.

+1

15

Вновь прикрыв глаза, Барти вслушивался, на удивление, в мерный и живой рассказ музыканта. Перед его внутренним взором начала вырастать угрюмая северная страна, где почти не бывает солнца, и замок, стоящий на обрыве отвесной скалы. Где-то под ним, в тумане, вероятно, плещется серое море. И люди, молчаливые, хмуро снующие туда-сюда, не желающее прибегать к языку международного общения, ибо – да кому вы нужны?
    При упоминание о помещении четвертого этажа, мальчик вынырнул из раздумий и отстраненно посмотрел на Роули. Он почти засмеялся? Да что с ним сегодня такое? Вел он себя уж слишком подозрительно, даже не беря во внимание внезапное «вторжение» брата. Удобнее устроив щеку на ладони, волшебник разглядывал курящего и думал о том, что возможно больше никогда его не увидит. Сожалел ли? Да нет. Вряд ли. Ему казалось, что они могли бы не видеться лет двадцать, и общение их при новой встрече бы ни капли не изменилось. Ведь даже через год знакомства эти двое вели себя как совершенно чужие люди. Удобно.
    Крауч перевел взгляд на окно и понял, что буря, наконец, угомонилась, а сейчас накрапывал лишь остаточный дождь. Правда, изредка вспышки молнии еще доносили свои отсветы до темных углов Лютного Переулка. Но идти было пора, итак сбежал из-под «стражи». Проверив, плотно ли сложил гитару, мальчик ловко закинул ее за плечи и вышел из-за стойки. Тор витал в каких-то своих мыслях и сигаретном дыму, потому нарушать молчание не хотелось. Но такт, мдаа, о нем забывать не следовало, даже общаясь с датчанином.
- Спасибо..еще раз, - повел он устало плечом, заодно поправляя шлейку, - за гитару, - казалось Финн его даже не слышит. Ну, что ж, по крайней мере, совесть чиста. Хотя.. – и за Лорда. – Он не был уверен, что расправы за срыв операции избежал из-за Роули, посему последнее было произнесено неуверенно и шепотом. Все равно хозяин пребывал сейчас видимо в полусне.
    Прикрыв за собою дверь, и в очередной раз удивившись отсутствию мелодичного звона, Бартемиус сразу же прибавил шагу и уже через пару минут выходил из затхлого старого кабака. Из-за грозового неба казалось, что уже темнеет, а магглы Лондона еще вероятно не приступали даже к файф о'клоку. Прошмыгнув в ближайший переулок, воровато оглядываясь, слизеринец сконцентрировался и с первой попытки попал на крыльцо собственного дома.
- Винки? – Позвал он шепотом, топорно сбрасывая футляр и походную мантию. В доме было необычно тихо, но эльф явился через несколько мгновений, огласив прихожую тихим хлопком.
- Ну что?
- Хозяин Крауч-старший ушел еще днем, хозяин Младший, и с того времени не появлялся, - пропищало существо.
    Все еще не до конца уверенный, что все прошло настолько гладко, разувшись, мальчик заглянул в гостиную, а потом,поднявшись на второй этаж, и в кабинет отца. Ну что ж, возможно ему и в правду в кои-то веки повезло.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC